вдох

Главы 7, 8 и 9

Глава седьмая, в которой много разговаривают.

Беспорядочно наваленные валуны подпирали высокий берег справа от скалы. 

Море штормило. Невдалеке подпрыгивал буёк, сообщавший, что тут на дне занимаются своими подводными делами дайверы. Буёк когда-то установила Тая. 

Тут купались только местные, знавшие как спуститься к морю. Входа в море тут не было, и надо было прыгать с камня, что тоже не всем было интересно.

Серёжка сидел на верхнем камне, привалившись к скале плечом и завернувшись в полотенце. Рядом в тени скалы лежали его ласты, маска с трубкой, шорты, майка и шлёпанцы. Серёжка думал о том, что так странно и грустно оттого, что давно уже не пробегала через их двор удивительная девушка Тая. Что нет её сейчас в море. И что он уже не раз обшарил тут все дно в поисках такого, что могло бы огорчить или испугать хоть кого-нибудь. 

Огорчена и испугана была жаба Лючия. Тоннель, который был её домом разрушили, ручей взяли в трубу и построили подземный переход, где все забетонировали и покрасили - и пол и стены и потолок. Сама жаба едва спаслась и сидела теперь в кустах у калитки "черёмуха". Жаба считала все происходящее следствием отсутствия Таи. Без неё вся жизнь стала меняться. Появилось ощущение надвигающейся пустоты внутри и снаружи, и предположение, что когда обе пустоты станут полными, то разделять их будет только её жабья кожа, ужаснуло Лючию. Брр. Лючия содрогнулась. 

Collapse )
вдох

Продолжение Серпантиновых сказок

Глава десятая, неспешная, в которой некоторые пьют кофе

Клавдия Тимофеевна сидела перед компьютером. Вернувшись с большой учительской конференции по образовательным программам, она третий день чувствовала себя разбитой, испуганной и несчастной. Конференция называлась «Образование 2030». До означенного года было еще много времени, будущие перспективы казались туманными, но за этими дальними туманами ощущалось что-то настолько чуждое ей, что захотелось уйти на пенсию до того как эти туманы развеются и обернутся настоящим, настолько ужасным, что даже думать не хотелось. Клавдии Тимофеевне стало зябко и она набросила на плечи недавно довязанную шаль. Чтобы такое связать, - подумалось ей. Женщина отвернулась от компьютера с развернутой на экране программой, взяла с подоконника журнал с модными моделями и схемами для вязания и принялась перелистывать.

Архивариус в это же самое время перелистывал желтые страницы одного очень старого документа. Мысли его были далеко и ему никак не удавалось сосредоточиться на работе. 

— Трижды гвельфы и четырежды гибеллины! - выругался он и пошёл варить себе кофе.

В городском саду аромат кофе веял из кафе с названием «Азимут». В тени нависающих над верандой кафе двух старых больших лип, за столиком в углу сидела Тая и пила кофе. Столики на веранде были сделаны из бочек, а табуреты из бочонков. Посетителям нравилась эта портовая романтика и они с удовольствием проводили здесь дневное жаркое время. 

Collapse )

Как работает вирус? И что это такое?

Многие, даже учёные, думают, что вирус -  это такое маленькое нечто, что аналогично бактериям или пуху тополя, передвигается из точки А в точку Б, принося точке Б разные беды, встраиваясь и нарушая работу её системы.

Но это не так.

И это -  в корне меняет всё. Всю медицину.

Вирус работает примерно так, как свет.
Для понимая, представьте себе рекламное табло на стадионах. Знаете, длинные такие, по которым бегут буквы и разные слова, передаваемые зажигаемыми по очерёдности лампочками. Там бежит код, передаваемый лампочками, а не сами лампочки. Меднэ?
Так и вирус.
Это простой код, хак, передаваемый по глобальному эфиру, а роль лампочек тут играет базовая частица, она же -  частица Бога.  Из которых и состоит эфир. Как испорченный телефон. Помните в детстве? Так мы передавали акустические вирусы. Из уха в ухо.
Роль лампочек играли мы сами. Наши головы.

Вирус невозможно увидеть даже в мощные микроскопы. То, что показывают -  это не вирус, а видоизменённая клетка, место проникновения кода. Порт приёма. Их может быть много.
Все эти рожки -  это просто антенки. Как волосики у пчёлок и шмелей.
Поэтому область вирусов -  это не медицина, а скорее -  философия и астрономия.
Поток идёт оттуда, из Большого Космоса.
Они так встраиваются в нас. Это дешевле, удобнее и рациональнее, чем строить тяжёлые корабли и шляться на них по Галактике в поиске места для жизни или ресурса.
Некоторые делают это с благими целями, некоторые -  наоборот. И это всё потом находит отражение в нас самих.
Это как взлом радиосетей или телекоммуникаций.
Это как грибница, как онкология, но где вместо метастаз и физических щупалец -  лишь эфирные потоки.

Решать проблему надо не таблетками, а поиском частот, волн, элементов этой системы и попытками понять, как это работает.
А это работает просто, как и всё гениальное, созданное Создателем и матерью его - Природой.

И да. Вирус, как и свет -  способен передаваться даже в вакууме. Но не все. Тут тоже есть разделение. Как свет и звук. Звук в вакууме тухнет. Так и некоторые вирусы. Что подсказывает нам о частотной составляющей вирусов.

А вот маски и т.д.  - это уже материя. Органика. Потому, что бактерии, пыль и всё такое. Хотя тоже частотное.

Вот так просто, шершавчики.
Нобеля мне дадут посмертно. Прошу потратить его с толком, построив современную библиотеку.